Онлайн-проект в поддержку чтения «Топ-20 книг русской классики от Пушкинки»: И. С. Тургенев «Вешние воды»

«Первая любовь – та же революция: однообразно-правильный строй сложившейся жизни разбит и разрушен в одно мгновенье, молодость стоит на баррикаде, высоко вьется её яркое знамя – и что бы там впереди её ни ждало – смерть или новая жизнь, – всему она шлет свой восторженный привет» (И. Тургенев).

К теме любви И. С. Тургенев обращался неоднократно. Она была едва ли не главной в его творчестве. Любовь между мужчиной и женщиной притягивала писателя своей жгучей тайной, которую он разгадывал всю свою жизнь.

Автор «Вешних вод», ставивший любовь в иерархии ценностей на самую высшую ступень, верно чувствует и изображает то, что предательство любви есть величайший грех и падение.

В основе повести «Вешние воды» лежит автобиографический материал. На это указывают исследователи его творчества. «Многое, что он писал, если не всегда, то часто было связано с его жизнью, и связь эта была не только внутренняя, но и внешняя. Например, начало «Вешних вод». Главный герой Санин возвращается из Италии домой, во Франкфурте-на-Майне, в кондитерской, испуганная красивая девушка просила оказать помощь её брату, упавшему в глубокий обморок. Такой же случай произошел и с молодым Тургеневым. Только это была не итальянская, а еврейская семья, и у заболевшего были две сестры, а не одна. Тургенев поборол тогда свое вспыхнувшее увлечение девушкой скорым отъездом. Со старым певцом Панталеоне познакомился он позже, в доме одного русского князя.

Пожалуй, наиболее ярким стал образ Марьи Николаевны Полозовой. Самая настоящая роковая женщина, очень привлекательная, но не красавица, как сейчас бы сказали «секси». Она окрутила Санина так быстро, что тот не успел опомниться, как расторгнул помолвку с любимой женщиной, бросил всё и стал только что не рабом Марьи Николаевны.

Если Санин так похож на самого автора, то кто тогда послужил прототипом Полозовой? Вот что он пишет в письме к другу: «Весь этот роман – правда. Я пережил и прочувствовал его лично. Это моя собственная история. Госпожа Полозова – это воплощение княгини Трубецкой, которую я хорошо знал. В свое время она наделала много шуму в Париже; там её еще помнят. Панталеоне жил у неё. Он занимал в доме среднее положение между другом и слугой. Итальянская семья также взята из жизни. Я только изменил подробности и переместил их, потому что я не могу слепо фотографировать. Так, например, княгиня была по рождению цыганкой; я сделал из неё тип светской русской дамы плебейского происхождения. Панталеоне я перенес в итальянскую семью».

Лучше всего ему удавались образы роковых женщин, сводящих всех с ума одним только взглядом. Многие его современники считали, что прообразом Полозовой

послужила Полина Виардо – фам фаталь, в которую он был влюблен – и сопровождал её (и её мужа!) повсюду. Даже умер во Франции, откуда Виардо была родом.