Интернет-проект «Наш Пушкин»: В. М. Вогман «Пушкин и Николай I: исследования и материалы»

У Александра Сергеевича Пушкина были довольно непростые взаимоотношения с властью. В одном из писем жене он пошутил: «Видел я трех царей: первый (Павел I, который видел Пушкина в детстве) велел снять с меня картуз и пожурил за меня мою няньку; второй (Александр I) меня не жаловал; третий (Николай I) хоть и упек меня в камер-пажи под старость лет, но променять его на четвертого не желаю; от добра добра не ищут».

Первая встреча с Николаем I состоялась только осенью 1826 года. Дело в том, что поэт находился в ссылке в селе Михайловском. Оттуда он летом отправил письмо новому императору Николаю, в котором просил его прекратить ссылку и позволить вернуться к службе. В начале сентября пришел ответ, да какой! Император освободил поэта от наказания, разрешил свободно жить в обеих столицах, а сам уже ожидал бывшего ссыльного в Москве для личной аудиенции. Так и состоялась их первая встреча.

В предлагаемой книге взаимоотношения Пушкина и императора Николая I рассматриваются исключительно на документальной основе. Это расположенные в хронологическом порядке отрывки из переписки поэта с друзьями, знакомыми и официальными лицами, содержащие упоминания о Николае I, а также отрывки из дневников Пушкина. Кроме того, в работе используются такие исторические документы, как «Процесс декабристов», «Выписки из писем графа Александра Христофоровича Бенкендорфа к императору Николаю I о Пушкине», «Дела III Отделения собственной Е. И. В. канцелярии об А. С. Пушкине», «Завещание Николая I сыну».

В книге воссоздается сложный и противоречивый облик поэта, который кому-то из читателей может представиться весьма неожиданным, как весьма неожиданным может оказаться и облик сурового монарха.

Вот такие стихи поэт сочинил о Николае I:

Нет, я не льстец, когда царю

Хвалу свободную слагаю:

Я смело чувства выражаю,

Языком сердца говорю.

Его я просто полюбил:

Он бодро, честно правит нами;

Россию вдруг он оживил

Войной, надеждами, трудами.

О нет, хоть юность в нем кипит,

Но не жесток в нем дух державный.

Тому, кого карает явно,

Он тайно милости творит…